☆ПолитАзбука

Так нас приучили... (из записок простого «россиянца»)

Так нас приучили... (из записок простого «россиянца»)
Утро. Бетонные соты тысяч домов оглашаются рёвом будильников. Заспанные руки мечутся в поисках кнопки, останавливающей время. Но это - иллюзия. Будильник продолжает реветь в мозгу – пора на работу. И мы встаём. Так нас приучили.

Утро. Грязные двери лифта выплёвывают на холодную улицу миллионы зомби. Сейчас у нас одна мысль: не опоздать, не попасться на глаза начальнику, ибо от него зависит, будут ли твои дети обедать завтра. Иначе быть не может. Так нас приучили.

День. Бессмысленно хлопая непроснувшимися глазами, очумевшие от давки в метро, миллионы роботов без чувств и желаний идут сквозь турникеты заводских проходных, офисов, издательств... Всё это похоже на адскую мясорубку из давно забытого фильма. Надоевшие рукопожатия надоевших коллег. Но так надо. Так нас приучили.

День. Пережёвывая холодную котлету или слипшийся бутерброд, мы понимаем, как всё это надоело. Впервые за день лица освещаются подобием раздумья. Но ненадолго. Надо работать, ведь мы уверены, что по-другому не бывает. Так нас приучили.

Вечер. Миллионы истерзанных и опустошённых за день людей заполняют темнеющие улицы. Мы возвращаемся. Мы пьяны. Мы уже не можем не пить. Ведь это - единственное средство заставить себя забыть о работе и хотя бы на миг почувствовать себя свободным. Мы сейчас похожи на птиц. И хотя летать мы не умеем, и хотя на мятых брюках отпечаталась вчерашняя блевотина, и хотя носы наши уже никогда не приобретут естественного цвета, а глаза не перестанут слезиться, мы – птицы! Так нам говорят. И иначе быть не может.

Вечер. Миллионы радостно-нетрезвых тел оккупируют бетонные соты. С трудом прорвавшись через слёзы жены и робкие взгляды детей, мы устало рухнем перед телевизорами. И оттуда нам скажут, что всё хорошо, а будет ещё лучше.

Единственное, что мы сделаем, – это ругнёмся сквозь зубы и пойдём спать... Ведь всё равно ничего не изменить. Так нас приучили.

А ночью нам приснится кошмар: будто стадо коров ведут на водопой. Внезапно пастухи превращаются в конвоиров и меняют курс – стадо оказывается на скотобойне. Лопается кожа, ломаются кости, хлещет кровь – мы в ужасе просыпаемся. Мы, вроде, начинаем что-то понимать. Но надо заснуть, ведь скоро проревёт будильник и надо будет идти. Идти на водо... на работу. Так нас приучили.

КЛАССОВЫЙ ДРУГ
★ 2017. ПолитАзбука - книги, журналы, статьи